"Речи Варга" - часть 16.

Гиннунгагап
Языческое видение жизни во многом мрачное. В то время как мы никогда не должны жаловаться и должны быть положительными, позади нас все время качается маятник: Рагнарёк. Это точка зрения, в которой мир каждый раз погибает из-за апокалипсиса. Независимо от того, что мы делаем, все предопределено по веле-нию судьбы. Это касается всего, всё имеет свою судьбу. "Человек предсказывает, судьба распоряжается". Ко-гда мы умираем, мы переходим в промежуточную стадию, царство мертвых, где мы должны пребывать, пока норны не спрядут для нас новую нить судьбы. Эти норны зовутся Урд (прошлое), Верданди (настоящее) и Скульд (будущее), и наша новая жизнь определяется жизнью, которой мы жили до того, как умерли (прошлое), чему мы научились за эту жизнь, что мы есть теперь (настоящее), и тем, чему мы должны научиться и чем стать в будущем (будущее). И мы рождаемся вновь. Мы проживаем множество жизней до того, как мир однаж-ды погибнет.
Число девять является священным у германцев. Это число конца, последнее число (среди чисел от 1 до 9, других настоящих чисел нет, а 0 - это не число). Много раз я обнаруживал теорию о том, что история о том, как Один повесился на Иггдрасиле - только копия мифа о том, как Иисус был распят (или посажен на кол, как говорили позже). Это неверно. Один повесился сам - Иисус был повешен; Один пронзил себя копьем - Иисуса пронзил римский солдат; Один висел на веревке - Иисус был крепко прикован; и наконец, Один висел на дере-ве один, в то время как Иисус висел со многими другими. И результат повешения различен: Один вошел в со-стояние между жизнью и смертью, в то время как Иисус умер для того, чтобы позже восстать из мертвых и опять умереть (если он вообще умер на кресте). Один же жил дальше. Он научился рунам с их другой стороны, со стороны смерти. И мы опять приходим к нумерологии, так как в то время как Один висел девять дней и де-вять ночей, Иисус висел только один день (и ночь?).
Один - это число начала, начало чего-то нового, и это, черт побери, очень хорошо говорит о том, что по-вешение Иисуса было началом самой большой и худшей в мире чумы, а именно христианства! Один висел де-вять дней и девять ночей, девять - это число конца, последнее число, и число приготовления к новому циклу. Перед 1 идет 9 (после 9 идет 10 и, так как 0 - не число, то 10 - это как бы 1 (1+0=1)). Он висел как ночью, так и днем, чтобы подготовить и закончить как тьму, так и свет в мире, как женское, так и мужское. Трусы часто ви-дят девять светлых и девять темных валькирий, который пришли за ними. Конец приходит для хороших и пло-хих, но это также и начало новой жизни - в Валхалле, в царстве мертвых. Девять - это единственное число, ко-торое содержится во всех других числах, как показано ниже:
1 x 9 = 9
2 x 9 = 18 (1 + 8 = 9)
3 x 9 = 27 (2 + 7 = 9)
4 x 9 = 36 (3 + 6 = 9)
5 x 9 = 45 (4 + 5 = 9)
6 x 9 = 54 (5 + 4 = 9)
7 x 9 = 63 (6 + 3 = 9)
8 x 9 = 72 (7 + 2 = 9)
9 x 9 = 81 (8 + 1 = 9)
Именно через девять месяцев женщина рождает ребенка - конец беременности - так что это еще и число жизни, но все время на нем лежит мрачная тень, ибо число жизни есть и число гибели. Жизнь и смерть сильно сплетены друг с другом и становятся одним и тем же: существованием. Смерть - это только часть нашего су-ществования. Мы хорошо знаем о том, что мы умрем, что нам вечно приходиться трудиться, и все становится таким бессмысленным Что же, нет истинного мира? Нет истинного отдыха? Нет настоящего покоя? Нет, есть только изнурительный труд, навечно. Мы всегда знаем всё, что случится, ибо это предопределено. Мы знаем нашу судьбу - во всяком случае многие из нас, - всё суть только повторение того, что мы сделали и как прожи-ли раньше - в прошлой жизни, в прошлых мирах, в прошлой вселенной. Сейчас мы стремимся к чистой сингу-лярности, чтобы стать снова единым, но каждый раз, когда мы становимся единым, рождается еще один чело-век, и все должно случиться опять. Нет начала, нет конца - вечность. Тем не менее мы действем хуже, чем все остальные - мы прилагаем усилия, с германской эффективностью, чтобы воспрепятствовать тому, что должно случиться. Но мы должны, точь-в-точь как Один, всегда просить Урд о совете, обращаться к нашему прошлому за советом, и оно всегда знает то, что должно случиться. Мы ничего не можем сделать, чтобы воспрепятство-вать тому, чтобы оно повторилось. Таково существование, нравится нам это или нет.

Чужие
Я голубоглазый человек. Мои глаза голубые, и я честен. Те, кто сами честны, легче верят, что остальные скорее хорошие, чем бесчестные; люди считают других мыслящими, как они сами. "Варгсмол" не менее экс-тремален, чем любая другая пропагандистская книга (читай: книга, которая распространяет учение), я не скры-ваю того, что я думаю. Я не пытаюсь замаскировать то, что я говорю и желаю на самом деле.
Если бы в "Aftenposten" было написано прямо, что на самом деле они хотят уничтожить всю нашу расу и сделать всех выродившимися ублюдками, что хотят вымыть всю хорошую кровь в германском народе кро-вью пакистанцев и другой грязной кровью, читал бы ты это или воспринимал всерьёз? Нет, евреи знают, что их намерения полностью неприемлемы, и что поэтому они должны прикрывать их такими словами, как "солидар-ность", "права человека", "радость дающего", "мир", "гармония", "божественность", "объединение", а также христианством и другими еврейскими религиями! Они всегда хотели этого, конечно, и поэтому они так чертов-ски умело маскировали свою пропаганду! Они, должно быть, полностью превосходят всех остальных в этом умении, ведь они могут использовать хороших германцев с чистой кровью для того, чтобы бороться за унич-тожение их собственной расы! Это также является причиной, по которой так много евреев изучают психоло-гию и психиатрию, ибо таким способом они посвящают себя изучению человеческих слабостей, которые они могут использовать в их борьбе за уничтожение всех нас, как я ранее объяснял по поводу мечты о вечном рае! Если еврей найдет в тебе слабость, то тебе конец!
Я говорю именно то, что думаю, я говорю прямо, чего я хочу достигнуть. Подобного ты никогда не ви-дел у остальных, а только у истинных, добросовестных и чистокровных германцев! Нет других честных людей, кроме германцев. Все другие лживы. На юге над нами смеются, нас так легко обмануть, - не потому что мы глупые, но потому что мы честные! Один мой знакомый из Южной Африки (по происхождению грек) может отбарабанить свыше двадцати пренебрежительных прозвищ, которые у греков существуют для скандинавов, - и все из-за того, что скандинавов так легко обмануть всеми возможными способами. Мы - голубоглазые, чест-ные люди, не ожидающие обмана по любому поводу. На юге лгут обо всем, они болтают с тобой всегда, когда у них есть возможность, они обманывают тебя всегда, если они могут что-то от этого выиграть!
Откуда я это знаю? Нет, меня самого не обманывали, но я знаю много таких людей: итальянцев, греков, пару португальцев и пару испанцев, и я знаю таких людей, кто пережил подобные вещи, когда работал на юге. Среди норвежцев, которые сидят в тюрьме, большая часть с южноевропейской кровью.
Нам не нужны диссертации по евгенике, чтобы знать, что это факт. Люди из южных стран систематиче-ски лживы по натуре! Кстати, можно сказать, что чем дальше ты уходишь от Скандинавии, тем меньше честно-сти ты находишь, возможно, за исключением японцев, - в любом случае только истинных японцев. Японцы с самурайским понятием чести в крови могут быть действительно честными.
Я, кстати, жил год в Ираке и был в Сирии, Ливане, на Кипре и в тюрьме. Для тех, кто не знает, я могу сказать, что в норвежских тюрьмах полно иностранцев, в среднем по стране 40%. В отделении тюрьмы в Осло, где я сидел, 80% были цветные иностранцы, 10% - белые иностранцы и 10% - норвежцы. Охрана и коридорные общались с нами на английском, когда мы должны были получать еду через окно в двери, потому что они при-выкли, что никто не понимал по-норвежски. Поэтому они говорили со всеми на английском, но так слабо, что все время должны были повторять. К счастью, они прекратили это после нескольких недель, когда они обна-ружили, что я норвежец. Один коридорный из Сарпсборга стоял у дверного окна и радовался тому, что в отде-ление привезли нового норвежца. Наконец-то он мог хоть с кем-то поговорить по-нормальному. "Добро пожа-ловать в Норвегию".
Я не заметил никакой разницы между цветными иностранцами, которых я встречал на свободе, и теми, кого я встретил в тюрьме. Все они - шайка обманщиков, я не заметил исключений!

Компенсация
Насколько больше можно любить целую нацию, чем отдельного человека? Насколько больше народа, чем отдельных людей, из которых он состоит? Мне кто-то может не нравится, я в любом случае могу ненави-деть отдельных людей, но я могу любить их в общем. Несмотря на всех неудачников, уродов, трусов и глупцов среди норвежцев, я все-таки могу любить народ как целое. Разве не много идиотов вне нас? Не стоит любить всех их за то, что они представляют из себя, мы никогда не сможем полюбить всех отдельных индивидов в на-роде, но мы можем любить народ!
Именно любовь занимает нас сильнее и чаще всего, обычные мужчины и женщины на улице в основном думают о ней. Желают "найти правильную любовь", стать "счастливым". Что на самом деле "счастье" для не-которых? Для меня счастье за пределами всякой логики, нельзя стать счастливым! Счастье - это фиктивная концепция, это такой же бог, как и остальные боги. Если мы найдем счастье, то в любом случае оно приведет к нашей гибели.
Я вполне согласен, что люди создали богов, а не наоборот, когда говорят о таких богах, как счастье, лю-бовь, и, к сожалению, деньги и власть. Я тоже желаю власти, - власти, чтобы быть в состоянии развиваться, чтобы я всегда становился всё сильнее и лучше в каждой жизни, что я проживаю. Делая это, я делаю сильнее и лучше мой народ, - ту общность, в которой я буду рожден заново.
Давая слабым расам и народам вымирать, я также препятствую тому, чтобы кто-то из нас родился в ме-нее развитой расе. Кто может сказать, что есть менее развитая раса? Я - моя душа, мой дух, и моя плоть и кровь. Это форма власти - неплохой бог, ибо этот бог дает мне возможность улучшать что-то вместо того, что-бы бороться с кем-то, а именно с моим народом.
Власть имеет два лица: одно угнетает просто ради власти; второе, - то, что я представляю, угнетает сла-бых ради власти. Это две сильно различающиеся вещи, ибо слабое должно быть подавлено и вырвано с корнем, и это будет хорошо для нас всех, включая подавленных и вырванных с корнем.
Сегодняшнее положение таково, что все выражается в деньгах. Не все допускают, что это так, но на са-мом деле это так, нравится это нам или нет, включая сюда же счастье и любовь. Если кто-то теряет ближнего из-за несчастного случая, он получает компенсацию деньгами в той пропорции, в которой он любил этого че-ловека. Не прямо, конечно, но косвенно. Плачущая дочь, потерявшая своего отца, получает больше денег, чем тот, кто безразлично отнесся к его смерти: любовь выражается в деньгах. Отец для плачущей дочери был более ценен в деньгах, чем для того, кто более безразлично отнесся к этому. Это гипотетический пример, но мало сомнений в том, что это обычная постановка проблемы. Это иллюстрирует реальность. Все учитывается в деньгах, абсолютно все! Даже к оскорблению чести подходят с кронами и эре! Заставьте кого-нибудь изви-ниться за что-нибудь, и получите все в кронах и эре!

Психопатология
"Мужчина, ты излишен". Этот заголовок ошеломил меня, когда я однажды листал газету. Небольшое вступление звучит так:
"Ты верил, что мужчина высок, мускулист и с узким задом. Да, такие еще встречаются. Но только подо-жди. Скоро мы, женщины, должны будем выбирать среди мужчин с широким задом и узкими плечами".
В этой статье говорится, что в будущем в результате генетического отбора все мужчины будут выгля-деть, как Вуди Аллен. В статье утверждается, что физическая сила, напористость, храбрость и широкие плечи стали слишком патетичны в компьютерную эру. Мужчины приближаются к тому, чтобы стать асексуальным гибридом. Уже сейчас есть отдельные мужчины, у которых вообще нет бороды. Качество семени становится все хуже и хуже. Фактически мы уже не будем делать детей по-нормальному - Оле Фюранд утверждает, что работает над этим. В будущем мы будем "ходить за покупками" в "ДНК-лаборатории" и получать новых людей среди нас с помощью фабрик зародышей.
К моей большой радости, как пример "вымирающего вида" мужчин используется Арнольд Шварценег-гер, а Вуди Аллен - как пример человека будущего, "Homo electus", как они его называют. Какое еще сравнение могло бы быть лучше, когда это касается раскрытия планов этих психопатов насчет человечества? Вуди Аллен, гадкий еврей в очках - и Арнольд Шварценеггер, совершенный ариец.
Первое, что ошеломило меня - автором этой статьи должен быть еврей! Никто другой не может не толь-ко утверждать это, но также говорить, что это будет освобождение, что мужчина должен уйти из мира. Две страницы в газете с прославлением асексуального гибрида мужчины и женщины. Что я говорил о том, что ев-реи желают сделать всех гермафродитами? Что я говорил о том, что евреи желают уничтожить арийцев, сде-лать так, чтобы они выродились?
Может быть, на самом деле мы и наш мир выродились настолько, что это пророчество о человеке буду-щего на самом деле правда, а не только еврейская мечта? Но пока есть такие люди, как я, мы будем рождать хороших здоровых и сильных арийских детей по-естественному! Я чертыхался, когда читал эту статью; мне хочется делать детей с красивой арийкой только из-за упрямства, только чтобы пристыдить это пророчество. Я хочу позвонить подругам и попросить их о визите только для того, чтобы я мог сделать их беременными, что-бы эти евреи сидели со своим широким задом и узкими плечами и смотрели на мою здоровую плоть и сильного арийского ребенка, который может задать трепку их еврейским выродкам. Тогда они могут быть настолько "Homo electus", сколько они могут, тогда мой ребенок, "Homo Deus", пристыдит всех евреев и все их пророче-ства (мечты)!
У меня уже есть дочь, с образом совершенной и великолепно пригодной арийской матери, и это сильно согревает мое сердце, когда я читаю такое дерьмо, как эта статья. В бодром арийском ребенке много положи-тельных черт, не только обычное счастье.
К сожалению, частично они правы, но это касается только части населения. Другая часть - такие, как я, будут продолжать, как и раньше, порождать бодрых детей. Мы не вымрем, как утверждают (я надеюсь). Сего-дня рождается больше и больше мальчиков, у которых никогда не разовьется борода, мальчиков с массовыми аллергиями, плохой иммунной защитой, астмой, мальчиков с физическими проблемами или повреждениями мозга, которые наследуются из-за плохих и противоречащих генов (расовое смешение), и так далее. Идет за-грязнение.
В последнее столетие, особенно за последние пятьдесят лет мы вырождаемся нечеловечески быстро, принцип "выживает слабейший" и вырождение полностью уничтожили человечество, и особенно белую часть человечества, особенно арийскую. Атаки на арийскую расу стали особенно сильными после падения национал-социалистической Германии. Кажется, все пытаются уничтожить арийскую расу, возглавляемые, естественно, евреями! Наша раса систематически подвергается нападкам, ежедневно в прессе - те, кто думает по-норвежски, видят это - в религиях (еврейских религиях), в политической системе (более всего усердствуют коммунисты, как было сказано раньше), в развлечениях (особенно голливудские фильмы), в насмешках (насмешки над блондинами, например), в музыке, на уроках истории в школе и так далее.
Арийская идеология также систематически подвергается нападкам с большей или меньшей эффективно-стью. На примерах видно, какая ирония используется, например, в этом тексте в одном норвежском учебнике для студентов университетов:
ДИКТАТОР
Сапоги стучат
Сапоги стучат
Игривые, как щенки
и глупые, как овцы
Сапоги стучат
Сапоги стучат
Забыта война, что была вчера
Так может быть, я смогу стать диктатором,
Которого будет бояться весь мир
Держи речи, смотри на карту
Отрасти небольшие усы
1 строфа повторяется
Так может быть, я могу стать диктатором
Пошлю их к экватору
Пусть они окрасят землю кровью
Пусть они полягут там и умрут
Может быть, я смогу стать диктатором
Может быть, я стану диктатором
Этот текст написан группой по имени "Raga Rockers" ("R?va Fuckers"). Сочинение побольше также включено в книгу "Фюрер мертв" Харальда Свердрупса, который насмехается над Адольфом Гитлером. Пер-вое, что потрясло меня, когда я открыл главу о истории литературы с 1940 по 1990 года, - это сочинение Нор-даля Грига 1936 года:
СПРИНТЕРЫ
Негр Оуэнс бежит,
Обгоняя германцев.
Светлый стадион удивляется,
И фюрер раздраженно мрачнеет.
Но подумайте с утешением о всех
Евреях и еврейках,
Которые бежали по улице изо всех сил:
Вы снова их догнали!
Негр Джессе Оуэнс выиграл четыре золотые медали в Германии во время Олимпиады 1936 года, это по-стоянно подчеркивается и используется в качестве "свидетельства" того, что арийская раса не превосходит всех остальных. Поэтому мы посмеиваемся над глупыми расистами и испытываем небольшую антипатию к "нациз-му", и намереваемся постоянно упоминать об этом. Кажется, они не понимают, что то, что Йессе Оуэнс выиг-рал четыре золотые медали, ни на секунду не меняет нашего мнения о превосходстве и совершенстве нашей расы. Ну да, некоторые негры физически самые сильные из всего человечества, но что с того, если они глупые, как животные? Такие арийцы, как Косс, Дэли и остальные (боги знают, как их всех зовут), все время выигры-вают золотые медали как в летних, так и в зимних видах спорта, но не удостаиваются ни слова. Тише, тише!
Вот глава из учебника, которая называется "Влияние речи", где приводятся два примера пропагандист-ских речей и один плакат. Плакат - это плакат из Национальной коллекции с надписью "С норвежцами за Нор-вегию", где буква "о" в слове "Норвегия" изображена в виде солнечного колеса, и с картинкой приличного арийца. Большинство истинных норвежцев помнят этот плакат, в основном из другой литературы. Речь же - выдержка из одной речи Муссолини, сказанной по другому случаю, а другая речь - выдержка из разговора с Гитлером. Это, естественно, выдержка, потому что студенты не должны понимать сам смысл речи. И вот этим студентов питают в университете - совершенно антиарийской пропагандой. Ура обучению в нашей стране!
Это только некоторые примеры из учебника в 400 страниц. Я потрясен. Я продолжаю совершенствовать свой норвежский, и чтобы я смог осуществить это, я, черт побери, должен пытать себя такой дерьмовой лите-ратурой. При условии того, что у меня будут бумаги о моем образовании, довольно приятно улучшить свой норвежский, не ходя в школу и не получая официальное образование. Фактически я утверждаю, что можно лучше научиться норвежскому без таких учебников, чем с ними. То, что я изучал по учебникам норвежского гимназического и университетского уровней - это, без сомнения, психопатология, "учеба для душевноболь-ных". Я назначаю себя психопатологом.
В последние годы я отношусь к школьным учебникам скорее как к психопатологии, чем как к чему-нибудь иному. Заключение готово: школа и её учебники - это настоящая чума чуждых (еврейских) мыслей и целей! С таким обучением мы нередко получаем то, что наши дети рождаются без пениса и с большим числом аллергий, чем волос на голове (и у них никогда не будет волос на лице). Я помню, что как-то раз одна моя зна-комая почувствовала, что от мозга мертвого человека воняло бензином. Он был вскрыт, и когда вскрывали го-лову, то от неё ударил запах бензина. Вы должны знать, что вонь души происходит из-за такого высшего обра-зования. Запах несвеж.

Камера смерти
Многие, вероятно, подумают, что я против образования, когда услышат то, о чем я собираюсь сказать. Нет, это не так в любом случае, но я против того "образования", которое мы можем получить и получаем сего-дня. Школы и детские сады ведут к полному уничтожению сильных и бодрых людей, именно здесь закладыва-ется основа уничтожения. Мы должны долго сидеть на школьной скамье, мы должны петь массовые иудеохри-стианские песни, мы должны социализироваться, мы должны формироваться по определенному образцу, уста-новленному евреями и коммунистическими шлюхами в красных чулках!
Коридор за классной комнатой - это последняя комната, где мы еще живем. Жизнь для большинства норвежцев кончается именно здесь, ибо в классной комнате их убивают, у них отнимают их жизнь. Не физиче-скую жизнь, конечно, а духовную и интеллектуальную!
Одна женщина из Бергена в телевизионной программе дебатов сравнила отдачу ребенка в детский сад с лоботомией. Я должен сказать, что это самое лучшее сравнение, которое я когда-либо слышал. Детский сад в любом случае забрал мою жизнь, мою жизнерадостность. После окончания детского сада у меня никогда не было настоящего желания жить, с тех пор я никогда не находил настоящей радости в жизни. Детский сад и школа отняли мою жизнерадостность медленно, но верно. "Лоботомия". Моя жизнь держится на чувстве долга, на обязанности сделать жизнь лучше для тех, кто придет после меня. Я ничего не имею против отнятия жизни, но я против уничтожения жизни! Как детский сад, так и школа в общем сговоре уничтожают наши жизни.
Не один я потерял жизнь по причине "освобождения женщин". Это касается всей молодежи, рожденной после того, как детские сады вошли в жизнь. "Детские сады". Мы можем с таким же успехом назвать их конц-лагерями, где феминистские свиньи концентрируют своих детей в то время, когда они развивают в себе муж-ские качества!
Гимназия - это наиболее интенсивная фаза евреизации учеников! Университет - это дальнейшее продол-жение этой интенсивной евреизации, но гимназия достаточно неправильна сама по себе, она уничтожает по-следние остатки здоровья в душе учеников! Кто-то, возможно, выживает, но таких мало. Университет должен заместить вакуум в душах на еврейскую социалистическую душу, и именно такую душу получают ученики - все окрашено одним цветом!
Образование - это только удачный побочный эффект, это предлог для еврейской власти, чтобы обманом вовлечь нас в свою сатанинскую машинерию! "Нацисты" помещали неполноценных, цыган и евреев в концла-геря, сегодня все дети и вся молодежь помещены в концлагеря!
Так какая же альтернатива? Альтернатива - это мать, которая находится дома со своими детьми; это отец, который работает рядом с домом (например, фермер); и родители, посвящающие большее время и силы своим детям. Я не могу думать ни о чем другом, кроме того, чтобы быть дома с моими детьми, учить их и жить с ними так, как должны жить родители. Все обучение может проводиться с помощью игры или в виде игры, и подобным образом мы можем помочь учебе занять место в сердце ребенка вместо того, чтобы давать место ненависти и неприязни, что делает школа.
Я все еще помню то, чему мой отец учил меня, и не только чему, но и как, где и в каком окружении, и кто другой при этом присутствовал, если кто-то присутствовал вообще. На нижней стороне дома по улице Одинсвей, когда мне было 5-6 лет от роду (насколько я помню), он учил меня, как я должен держать нож, что я никогда не должен строгать против себя, но от себя; он учил, как я должен подавать нож другим, если они про-сят об этом. Он стоял надо мной и наклонялся, чтобы показать мне, как он держит нож, и приседал на одно ко-лено. Никого другого там не было, только я и мой отец с небольшим перочинным ножиком с красной ручкой. Всем узлам и их названиям я научился от него вместе с моим братом, когда мы стояли на пристани, которую он сам сделал на даче, когда у нас были каникулы летом. Мы упражнялись с серой веревкой на торчавшей балке, которая была угловым упором на пристани.
Я бы мог продолжать приводить примеры вещей, которым я научился от своего отца, и, следовательно, к чему я имею хорошее отношение, но остановимся на этом. Дело в том, что то, чему он или моя мать учили ме-ня, ассоциируется у меня с чем-то положительным, в то время как все, чему я научился в школе - а я мало чему там научился - ассоциируется с чем-то неприятным и отрицательным, с принуждением и угрозами. За исклю-чением того, что я научился основам арифметики, считать, писать и читать, я ничему не научился в школе. Всю историю, правописание свыше основ, математику, физику, биологию, религию и так далее я изучил, читая кни-ги сам, так как мне было интересно, и это во многом развивало мой уровень знаний. Школа была полностью заброшена. Что достаточно смешно, я научился всему, чему меня не хотели учить в школе - я научился ненави-деть социализм, ненавидеть слабость, ненавидеть эту систему и еврейско-коммунистических шлюх в красных чулках, например!
Единственная хорошая учеба - это та, которую родители дают своим детям и то, чему учатся сами. Нау-чите детей читать, писать и какому-нибудь другому языку, они справятся с остальным сами, ибо все это ассо-циируется у них с чем-то хорошим и надежным, и поэтому дети смогут получать образование, играя. Будет интересно читать, потому что "мама научила меня этому". В этом есть смысл.

Источник: www.onlymetal.ru

 

Home

 

Hosted by uCoz